Меню искусства

Партнеры

Я так скучал

Закат розовым пламенем окрасил серо-голубое, уже немного потемневшее небо, отчего ватные облака, мягкие и пушистые, как бы светились изнутри теплым нежным светом, маня и обещая райское блаженство. Огненный диск солнца медленно, как улитка, сползал с небесной глади, продолжая ярко полыхать и вспыхивать. То и дело разбрасывая в разные стороны длинные руки-щупальца, оно цеплялось за облака, как утопающий за доски разрушенного корабля, будто не желая покидать столь чудесно прошедший день. Ветер стих, лишь теплый влажный воздух густо обволакивал все вокруг, лишая возможности почувствовать кожей ласковое прикосновение прохладного ветерка. Легкий бриз, шурша листьями, пробирался между деревьями, где в журчащей тишине притаилось лесное озеро, гладкое и темное, как серебряное зеркало. Ни всплеска, ни волны. Вода будто остекленела, зазывая обманутого и сбитого с толку путника пройтись по ее тверди. Тишина была настолько ощутима, что казалось, будто уши закладывает.Иногда наши сны сбываются

Выйдя из темнеющей чащи леса к берегу, я медленно прошлась вдоль воды, наслаждаясь тем, как ступни погружаются, то в прохладный влажный ил, то ступают на поросшие мягким мхом теплые камни. По лицу метнулся солнечный лучик, пробившийся сквозь облака. Остановившись, я повернула лицо к солнцу, как бы впитывая его свет и тепло, жадно требуя большего. Освободив голову от тяжелых и мрачно-давящих мыслей повседневности и чувствуя долгожданный прилив сил и умиротворяющего покоя, тело не ощущающее над собой контроль разума самовольно раскинуло в стороны руки и подойдя вплотную к кромке воды остановилось, не решаясь разрушить столь прекрасную идиллию потревожив воду. Из глубины души всплыл тихий смех, щекоча горло мягкими ворсинками. Смех свободный, открытый, живой. Нет наигранности, нет фальши. Даже какой-то необычный, поражающий своей чистотой и новизной.

Продолжая стоять раскинув руки, я ощутила на спине легкое прикосновение прохладных пальцев. Вверх по позвоночнику, вправо по плечу, вниз по линии изгиба лопатки. То поглаживая, то чуть касаясь подушечками пальцев жаждущую прикосновений кожу. То успокаивая, то интригуя и завораживая. Разум хочет обернуться, но тело не двигается, лишь жадно впитывает тепло ласки.

«Обернись!» Тело изо всех сил сражается с разумом, протестует и с какой-то отчаянием отдается нежным ощущениям, требуя и требуя продолжения. Мягкие губы прижались к плечу, осыпая возбужденную кожу легкими поцелуями. «Обернись!» Блаженная улыбка растянула мое напряженное лицо, все мускулы окончательно расслабились. Сильные руки, настолько знакомые и невероятно любимые, скользя по талии, нежно обвили и прижали мое на грани безволия тело к крепкой теплой груди, которую так сладко ощущала моя спина. «Обернись!», чуть слышно прошептали губы в пьянящей близости от уха. «Пожалуйста!» Последняя броня дала трещину и рассыпалась. Разум был порабощен его голосом, тело – его обьятьями. Медленно повернувшись, ощущая себя в плотном кольце его ласковых рук, я встретилась с его нежным взглядом. «Я скучал.» В душе, медленно поднимаясь, разлилось долгожданное тепло, отчего защипало в глазах. «Я тоже. Очень!» Его лицо, немного уставшее, растянувшись в радостную улыбку, преобразилось. Такое ощущение, будто своими словами я сняла тяжелый камень с его измученной души. «Боже, как я по тебе соскучился!!!» Рывком прижав меня к себе, он будто пытался поверить в то, что я нахожусь в его объятиях, а не на другом конце света, на другой планете, в другой галактике. Та же самая мысль приятно ощущалась и у меня в голове, невероятно сладкая и в то же время легко покалывающая. Крепче прижавшись к нему, будто пытаясь слиться с ним воедино, я не сдержалась и лишь губами прошептала «Я так тебя люблю», сразу же почувствовав те же, прошептанные лишь губами, слова на своей щеке. Не прошенная слеза, покинув непрочное убежище ресниц, стремительно пробежала по лицу, ослепительно сверкнув на солнце.